Воин на пути знания

Компиляция из книги Карлоса Кастанеды "Отдельная реальность"

Встав на путь знания, человек постепенно осознает, что обычная жизнь для него навсегда осталась позади, нужно жить по-новому. И первое, что необходимо сделать на этом пути, — захотеть стать воином. Путь знания не оставляет выбора — идти по нему может только воин.

Смерть является главным фактором, превращающим знание в энергию, в реальную силу.
Без осознания смерти человек остаётся только обычным человеком, совершающим заученные действия. Он не будет обладать мощью и способностью к концентрации, чтобы отведенное ему на этой земле время превратить в магическую силу.
Чтобы идея неизбежности смерти не превратилась в манию, необходима отрешённость, тогда она становится безразличной.

— Тебе нужно отречься от всего.
— Но это невозможно. Я не намерен становиться отшельником.
— Я не об этом. Стать отшельником — значит потакать себе, своей слабости. Только мысль о смерти может дать человеку отрешённость, достаточную для того, чтобы принуждать себя к чему бы то ни было, равно как и для того, чтобы ни от чего не отказываться. Но это — не страстная жажда, а молчаливая страсть, которую воин испытывает к жизни и ко всему, что в ней есть. Он знает, что смерть следует за ним по пятам и не даст ни за что зацепиться, поэтому он пробует всё, ни к чему не привязываясь.
Отрешённый воин знает, что у него есть только одна поддержка — сила его решений. Он должен быть мастером своего выбора. Он должен полностью понимать, что сам целиком отвечает за свой выбор и что если однажды сделал его, то у него нет больше времени для сожалений или упреков в свой адрес. Его решения окончательны просто потому, что его смерть не даёт ему времени привязаться к чему-либо.

Таким образом, с осознанием своей смерти, своей отрешённости и силы своих решений воин размечает свою жизнь стратегически. Знание о своей смерти ведёт его, делает его отрешённым и молчаливо страждущим, и сила его окончательных решений делает его способным выбирать без сожалений, и то, что он выбирает, стратегически всегда самое лучшее. Поэтому он выполняет все со вкусом и страстной эффективностью.

Когда человек ведет себя таким образом, то можно смело сказать, что он — воин, и что он достиг своего терпения.
— Когда воин достиг терпения, он на пути к своей воле Он знает, как ждать. Его смерть рядом с ним. Они друзья. Смерть загадочным образом советует ему, как варьировать обстоятельства и как жить стратегически.

Человек может научиться видеть. После того, как он научился видеть, ему не нужно больше быть ни воином, ни магом. Став видящим, человек становится всем, сделавшись ничем. Он как бы исчезает, и в то же время он остается. В принципе он может заполучить все, что только пожелает, и достичь всего, к чему 6ы ни устремился. Но он не желает ничего, и вместо того, чтобы забавляться, играя обычными людьми, как безмозглыми игрушками, он растворяется среди них, разделяя их глупость. Единственная разница состоит в том, что видящий контролирует свою глупость, а обычный человек — нет.
Видение позволяет ему отрешиться от всего, что он знал раньше.

Меня бросает в дрожь при одной только мысли об отрешении от всего, что я знаю, — сказал я.
— Ты, должно быть, шутишь! Тебя должно бросать в дрожь не от этой мысли, а от того, что впереди у тебя нет ничего, кроме рутинного повторения одних и тех же действий в течение всей жизни.
Представь человека, который из года в год выращивает зерно до тех пор, пока силы не покидают его, и он не падает, подобно старому облезлому псу.
Все его мысли и чувства, всё, что в нём есть самого лучшего, принесено в жертву одному — добыче еды.
Бессмысленная жертва, пустая трата времени - жить, чтобы питаться, и питаться ради жизни, и снова жить, чтобы питаться, и так — до самой смерти.

Развлечения, придуманные людьми, как бы они при этом ни изощрялись, — всего лишь жалкие потуги забыться, не выходя за пределы порочного круга — питаться, чтобы жить, и жить, чтобы питаться...
Как по мне, то не может быть страшнее потери!

Мы — люди, и наша судьба, наше предназначение — учиться ради открытия все новых и новых непостижимых миров.

Не усложняй себе жизнь, выбрось из головы всё, что лишает тебя душевного равновесия. Успокойся и приведи себя в порядок.

Чтобы попасться, человек должен этого желать. В этом твоя проблема. Ты хочешь поддаться.
Дух — это сила, которая считается только с силой. В её присутствии нельзя быть слабым.

Воин относится ко всему с уважением; он не идет напролом без необходимости.
Воин никогда не сдаётся, даже перед лицом смерти.
Воин ни у кого не идёт на поводу; он сам по себе и всегда недоступен.
Вовлекаясь во что-то, он всегда полностью осознаёт, что делает.

Обрести контроль над своей слабостью и не потакать ей.
Иногда ты теряешь контроль, и силы твоей жизни легко захватывают тебя.
Для воина не существует ничего вне контроля.
Воин всю жизнь отрабатывает стратегию — а ты хочешь найти смысл жизни. Воин не заботится о смысле.
Воин сражается до конца.
Поддаваться страху — недостойное потакание себе.
Для того, чтобы встретиться с силой, человек должен быть безупречным воином, иначе сила может обернуться против него и разрушить его.

Маг использует непостижимые силы мира для того, чтобы перенаправить себя, приспособившись к направлению их действия. Непостижимые и неумолимые силы окружают нас, и нам никуда от них не деться уже только по той причине, что мы живём в этом мире.
Открываясь знанию, маг попадает в лапы сил. Единственное средство, позволяющее ему уравновесить себя и сдержать их напор, — это воля. Поэтому он должен воспринимать и действовать как воин. В образе жизни воина кроется сила. Именно эта сила позволяет ему жить лучшей жизнью.

Воин должен быть готов только к битве. Ты говорил, что родители искалечили твой дух. Я думаю, что дух человека не так-то легко искалечить. Но можно сделать человека мягким и хлипким, приучить его потакать себе, жалеть себя, поддаваться прозябанию.

Если что и калечит наш дух — это постоянные придирки, оплеухи и указания, что нужно делать, а что нет.

Дух воина не привязан ни к потаканию, ни к жалобам, как не привязан он ни к победам, ни к поражениям. Единственная привязанность воина — битва, и каждая битва, которую он ведёт, — его последняя битва на этой земле. Поэтому исход её для него практически не имеет значения. В этой последней битве воин позволяет своему духу течь свободно и ясно. И когда он ведёт эту битву, он знает, что воля его безупречна. И поэтому он смеётся.

Воин отбирает то, что составляет его мир, отбирает осознанно, потому что каждая вещь, которую он отбирает, становится его щитом, защищающим от нападения сил, тех сил, которые он старается использовать.
Обычный средний человек защищён щитами другого типа. Это всё, что люди делают.
— А что они делают?
— Они непрерывно чем-то заняты. Они делают то, что они делают. Это - их щиты.
Когда маг встречается с какими-то из непостижимых и неумолимых сил, его просвет открывается. Маг становится в большей степени подверженным смерти, чем обычно. Поэтому тот, у кого он открыт, должен быть готов в любой момент заполнить его своей волей. Конечно, если он — воин. А если человек не является воином, то ему не остается ничего другого, кроме как использовать житейские проблемы для отвлечения сознания от встреч с непостижимыми и неумолимыми силами. Тем самым человек закрывает свой просвет.

Воин встречает необъяснимые и непреклонные силы, потому что он намеренно ищет их. Поэтому он всегда готов к встрече с ними. Воин принимает на себя ответственность по защите своей жизни. Поэтому если какая-либо из этих сил стучится к тебе и открывает твой просвет, ты должен намеренно бороться за то, чтобы закрыть его самому. Для этой цели ты должен иметь избранный ряд вещей, которые дают тебе спокойствие и удовольствие. Вещей, которые ты можешь намеренно использовать для того, чтобы убрать свои мысли от испуга, закрыть свой просвет и сделать себя цельным.
— Что это за вещи?
— В своей повседневной жизни воин выбирает себе путь сердца. Именно это отличает его от обычного человека. Воин знает, что он на пути сердца, когда един с этим путем, когда переживает огромное спокойствие и удовольствие, идя по нему. Вещи, которые выбирает воин, чтобы сделать свои щиты, — это частицы пути сердца.
Ты должен окружать себя частицами пути сердца и отказаться от остального.

Я понял, что имел в виду дон Хуан, говоря о пути сердца и о щитах на этом пути. В моей жизни было что-то, что я хотел сделать, что-то очень нужное и увлекательное, что могло наполнить меня всепроникающими радостью и покоем.

— Ты слишком много думаешь и разговариваешь. Ты должен прекратить разговор с самим собой.
Каждый из нас делает это. Мы ведём внутренний разговор. Мы разговариваем о нашем мире. Фактически, мы создаём наш мир нашим внутренним разговором.
Мы обновляем его, мы наделяем его жизнью, мы поддерживаем его своим внутренним разговором. Мы также выбираем свои пути в соответствии с тем, что мы говорим себе. Так мы повторяем тот же самый выбор ещё и ещё, до тех пор, пока не умрём. Потому что мы продолжаем всё тот же внутренний разговор.
Когда мы перестаём разговаривать с собой, мир такой, каким он должен быть.
Воин осознаёт это и стремится остановить этот разговор.
— Как я могу перестать говорить сам с собой?
— Прежде всего, ты должен использовать уши, чтобы снять часть нагрузки с глаз. Мы с самого рождения использовали свои глаза для того, чтобы судить о мире. Мы говорим с другими и с собой главным образом о том, что мы видим. Воин сознаёт это и прислушивается к звукам мира.
Прислушивание к звукам мира должно быть гармоничным и терпеливым.
— Воин сознаёт, что мир изменится, как только он перестанет говорить сам с собой, — сказал он. — Он должен быть готов к этому необычайному толчку.
— Что ты имеешь в виду, дон Хуан?
Мир такой-то и такой-то только потому, что мы сказали себе, что он такой. Если мы перестанем говорить себе, что он такой, то он перестанет быть таким. Я не думаю, что ты в этот момент готов к такому внезапному удару, поэтому ты должен начать переставать создавать мир.
— Твоя беда в том, что смешиваешь мир с тем, что делают люди. Каждый из нас делает это. Вещи, которые делают люди, являются щитами против сил, которые нас окружают. То, что мы делаем как люди, дает нам удобство и чувство безопасности. То, что делают люди, важно, но только как щит. Люди этого не знают и позволяют щитам господствовать и попирать свою жизнь. Фактически, для человечества то, что делают люди, более важно и значимо, чем сам мир.
— Что ты называешь миром?
— Мир — это все, что заключено здесь, — сказал он и топнул по земле. — Всё, что окружает нас. Мир необъятен. Мы никогда не сможем понять его. Мы никогда не разгадаем его тайну. Поэтому мы должны принимать его таким, как он есть, — чудесной загадкой. Воин учится относиться к вещам правильно. Вещи, которые делают люди, ни при каких условиях не могут быть более важными, чем мир. И, таким образом, воин относится к миру как к бесконечной тайне, а к тому, что делают люди, — как к бесконечной глупости.

Ты всегда должен находиться в состоянии готовности и верить в свои силы.

Твоё сознание настроено так, что рассматривает все только с одной стороны.
Твоя проблема в том, что ты непременно хочешь всё понять, а это — невозможно. Сводя все к пониманию, ты ограничиваешь свои возможности как человеческого существа.
Ты прикован к своему здравому смыслу. Понимание — это лишь крохотная частичка.
Чтобы стать магом, нужно действовать. Всё остальное — ни к чему.


 

Сергей Пигарёв e-mail: astrabis@yandex.ru



Карта сайта

Наверх